11:27 

Гебиргсланд

Охота на ведьм
География

Это княжество находится на северо-востоке Ихоры. С востока его омывает океан, на западе разбросаны вольные города, с которыми ведётся активная торговля. На севере тоже плещется море, но за ним расположен Кёльдуланд, страна льдов. На юге Гебиргсланд граничит с Вертой, нынешним опасным врагом. Столица княжества — город Ниссевард.

Здесь довольно холодный климат и суровый ландшафт — множество гор, плоскогорий и холмов. Густые леса покрывают мили и мили пространства, расступаясь перед городами и пашнями. Зимы бывают суровы, однако почва жирная, и местные жители ухитряются снимать неплохие урожаи. Во всяком случае, на юге, где потеплее и земля не дыбится под ногами. На севере, где более гористая местность, больше заняты добычей полезных ископаемых.

Горы и дали название стране. «Гебиргсланд» буквально означает «горная земля». Жители сами себя называют берглерами. А саградцы переводят название провинции на свой язык, называя её Монтанья, а берглеров, соответственно, монтарьерос, то есть горцы.

Но не горы и их недра являются главным богатством страны. Береговая линия вся изрезана естественными бухтами, что стало хорошим подспорьем в деле, которым Гебиргсланд действительно прославился — торговле.

История

Однако так было не всегда.

Во времена Андрийской империи предки нынешних берглеров отличались воинственностью и жестокостью. Во всяком случае, так утверждают андрийские летописцы. По легендам, это были единственные племена, которые смогли дать отпор непобедимым легионам, да так, что те решили больше с дикарями не связываться.

Спровадив врага, местные жители стали вести исключительно мирный образ жизни и заниматься земледелием. Постепенно к ним пришло эммануилитство, с течением лет занявшее место старых верований. Так продолжалось, пока около четырёх сотен лет назад новая угроза не пришла с севера — пираты из Кёльдуланда стали приплывать по морю и спускаться по рекам, чтобы грабить и убивать. Но берглеры не растеряли свой боевой дух и дали северянам отпор.

Не поздоровилось и другим захватчикам. Со временем возле карты Гебиргсланда учёные монахи стали рисовать медведя или терновый куст и писать: «Се страна плодородная и мирная, но люди тут не знают страха, защищая свои дома». На гербе княжества до сих пор изображён медведь в окружении веток терновника, украшенных ягодами, а понизу написан девиз: «Где ягоды, там и шипы».

Берглеры говорят, что их секрет в том, что каждый человек делает для победы всё. Известно, что, когда мужчины отправлялись в поход, женщины брали в руки оружие. История сохранила несколько великих побед, одержанных против северян исключительно женским войском. И даже в древних андрийских записях упоминаются суровые воительницы. Поэтому издавна здесь уважают женщин, и, в отличие от стран-соседей, в Гебиргсланде они могут заниматься многими мужскими делами.

Очень рано берглеры осознали пользу торговли и занялись этим с небывалым размахом. Пока Саграда истекала кровью в войнах с варварами, а Андрия погрязла в интригах, самостоятельные торговые города Гебиргсланда зарабатывали всё большие деньги.

С течением лет на этих землях сложилось несколько небольших государств, по сути — богатейших городов, стоящих на наиболее выгодных торговых путях. Во многих из них установилась республика, в некоторых правили герцоги и князья. Но почти повсеместно знать не брезговала торговать, а купцы, разбогатев, могли породниться со знатью, так что иногда меж ними уже не было разницы.

Один из таких богачей, честолюбивый Сильвестр Цоргверленер, чьи предки начинали с аптекарской торговли, занял руководящую должность в Ниссеварде (было это около трёхсот лет назад). Он поставил перед собой цель — объединить все вольные города Гебиргсланда под своей властью и создать настоящее королевство. Это удалось только его потомкам, но после почти двух сотен лет борьбы за власть на карте появилось новое единое государство.

Каждый город Гебиргсланда до сих пор чувствует себя почти самостоятельным, однако все берглеры всё же признали над собой власть рода Цоргверленеров, прозвавшихся теперь князьями.

Около сорока пяти лет назад линия наследования прервалась. После страшной чумы единственной наследницей рода оказалась девочка, троюродная племянница последнего князя. Рей Саграды заявил свои права на Гебиргсланд: не может несамостоятельный младенец, да к тому же женского пола, править страной. По законам Саграды женщина не имеет права наследовать подобный титул, а коронации достоин только дееспособный монарх, который смог бы вести войско в бой.

Мнения знати, заседающей в Большом совете страны, разделились: одни хотели отстоять свою независимость, другие желали мира и надеялись на помощь от Саграды после эпидемии, унёсшей много жизней. В итоге рей Фелипе — отец нынешнего рея, — был всё же приглашён в Гебиргсланд принять власть. Но там его встретили с оружием в руках те, кто не приветствовал решение Большого совета.

Рей Фелипе подавил восстание и принял титул князя Гебиргсланда. Впервые вольная страна оказалась под властью другой, более могущественной. Однако Саграда действительно помогла деньгами и мастерами, и берглеры смирились с положением дел. На юг потекли денежные реки — налоги, пошлины с торговли...

Многие горцы направились на саградских кораблях в Новую Землю, чтобы стяжать там богатство. В каждом порту рассказывают о тамошних чудесах и об успехе смельчаков.

Недовольство впервые подняло голову лет семнадцать назад, когда Андрия атаковала Гебиргсланд, желая обескровить его покровительницу. Саграда после почти пяти лет войны одержала победу и присоединила к себе Андрию, но погибшим и оставшимся без дома берглерам от этого было не лучше. А денег на восстановление княжества было выделено мало — всё уходило на войну.

Тогда действительно многие столкнулись с ужасами войны, мародёрством, убийствами мирных жителей. Андрийцы прокатились по всему княжеству. Сейчас уже подросли дети, зачатые солдатами-насильниками на пепелищах, но эту историю берглеры не простили.

А пару лет назад юг княжества подвергся нападению со стороны Верты. Армия саградцев тоже вошла на территорию княжества, и в ходе военных действий было учинено немало разрушений. На торговле это сказалось не лучшим образом, на север потянулись беженцы.

Военные действия закончились уже больше года назад, но теперь уже многие считают, что от саградцев больше вреда, чем пользы. Тем более что деньги продолжают уходить на юг, на нужды новой войны, а латать свой собственный дом уже не на что.

Поэтому последний год все больше людей прислушиваются к речам проповедницы Марты Лютер. Эта бывшая монахиня утверждает, что в бедах страны виноваты южане и извращённая южная церковь, отошедшая от заветов Эммануила. Она призывает сбросить оба ярма и зажить на воле. Неудивительно, что многие согласны с ней явно и ещё больше — тайно. По всей стране участились нападения на саградцев, происходят шумные сборища, и всё это бурление должно вскоре вылиться во что-то.

Общество, обычаи, культура

Княжеством до сих пор управляет Большой совет, где представлены самые знатные и богатые фамилии страны. Он руководствуется в своих решениях мнением князя, то есть рея Саграды. Однако существует множество областей, на которые Большой совет не может повлиять напрямую — это многочисленные древние права городов, их торговые привилегии, особые взаимоотношения между ними. Для контроля этих сложных вопросов существует специальная Торговая палата, которая занимается не только решением денежных вопросов, но и другими спорными ситуациями.

Члены Большого совета имеют титулы, но они в основном дарованы саградцами — старинная берлегрская знать не была титулована, довольствуясь аристократическими приставками «цу» и «ауф» к фамилии. Конечно, дворянин никогда не поставит себя на одну доску с простым человеком, но всё же разница здесь менее резкая, а этикет мягче, чем в Саграде.

И в целом Гебиргсланд — страна довольно простых нравов. Здесь ценят изобилие, любят открыто кичиться богатством. Саградец сочтёт безвкусной позолоченную карету, а для берглера это необыкновенный шик.

Вообще богатство ценится здесь высоко, бедняк презираем как неудачник. Благотворительность — дело, конечно, богоудное, но всё же нуждаться в ней стыдно. На подарок обязательно надо ответить не менее ценным подарком. Нет ничего хуже финансовой или иной зависимости.

Словом, берглецы ценят достаток, самостоятельность и свободу.

Также они высоко ставят основательность. Достойный с точки зрения горца человек должен находиться на своём месте, выполнять то, к чему предназначен — чаще всего выбором родителей и профессией отца или матери. Позорно не знать, чем заняться, или оставить хорошее дело. Тем более что семья, её поддержка — великая ценность.

Труд ремесленника, пусть и сапожника, зачастую ценится выше работы художника или музыканта. Однако берглеры всё же не чужды прекрасного. Их искусство — жизнерадостное и простое. Они любят натюрморты, где горой лежит битая дичь или фрукты, семейные портреты. Каждый купец и каждая гильдия заказывают художникам изобразить их во всём великолепии и богатстве. И музыка здешняя чаще всего весёлая и танцевальная, песни — о красивых девушках да путешествиях. Долгими зимними вечерами рассказываются истории о приключениях младших сыновей, страшных ведьмах и хитрых плутах.

Однако за всем этим добродушием кроется стальной стержень и память о былых подвигах. Берглеры поют не только о любви, но и о том, как одолевали врагов, пришедших в их дом. Местные купцы — часто отнюдь не ленивые толстяки, ведь их корабли нередко исследуют новые неизведанные края.

Горцы хорошо знают, что такое конкуренция и зависть, и готовы к любой каверзе — а зачастую и сами способны на неё. Для них нет этичных и неэтичных способов побеждать или зарабатывать деньги.

Медведь только выглядит смешным увальнем — пока не покажет клыки. Таковы и берглеры.

@темы: культура, Гебиргсланд

URL
   

Охота на ведьм

главная